Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

Рыжая кошка белая грудка

Из Словаря скрытых значений

Винотека – незавернутый кран у бочки
Гербера - аристократка
Избранник - дезертир
Калоша - унитаз
Оборудование - артобстрел
Пробирка - пролаза
Спальня - пожарище
Спорщик – гриб дождевик
Ухать - слушать
Рыжая кошка белая грудка

Облизнемся

19_648422330
Франс Снейдерс (приписывается). Натюрморт с лобстером. Нидерланды. XVII в.

***
Ощипанного гуся самолично отнести на кухню, отдать повару и проследить, чтобы чернослив и курагу для гусиной начинки он замочил в коньяке, а не в сивухе. Гусь готовится долго, а перед тем как его поставят в печь, лучше всего убрать с него лишний жир вместе с кожей, нарезать все на квадратики и растопить на раскаленной сковороде. Как только шкварки зарумянятся, немедля перемешать их с репчатым луком, нарезанным полукольцами, и еще немного подрумянить до хрустящего состояния. Снять их с плиты и пока они остывают, отрезать большой ломоть свежего белого хлеба и выложить на него несколько воздушных солнечных светло-золотистых янтарных, тающих на языке шкварок, опутанных темно-золотыми колечками жареного лука, и посыпать все мелко порубленной петрушкой и укропом. Почему лучше всего для этих целей взять хлебную горбушку? Да потому, что растопленный солнечный золотистый янтарный гусиный жир будет глубоко проникать в крупные поры дышащей хлебной мякоти… Капающую слюну хорошо вытирать припасенной для такого случая салфеткой. Если под рукой есть ледяной соленый или малосольный огурчик, то не держите его под рукой – кладите его в рот. Если под этой же рукой или даже в другой руке обнаружится, паче чаяния, рюмка ржаной или лимонной водки…
(Михаил Бару)
головка_3

Облизнемся

5_Jose-Escofet.-Apelsiny-v-derevyannoy-kadke.-holst-maslo
Хосе Эскофет. Апельсины в деревянной кадке. 2-я пол. ХХ в. или 1-я пол. XXI в. Холст, масло.

***
- Утро, и маленькие волны бьются о берег, и десять пар быков тянут из моря лодку под всеми парусами. Вот это и есть Валенсия.
- Что же ты еще делала, когда не смотрела на быков?
- Мы завтракали в павильонах на пляже. Пирожки с жареной и мелкорубленой рыбой, и перцем, красным и зеленым, и маленькими орешками, похожими на зерна риса. Тесто нежное и рассыпчатое, а рыба так и тает во рту. Креветки только что из воды, политые лимонным соком. Розовые и сладкие и такие крупные – раза четыре куснешь. Мы много их ели. А еще мы ели paella из риса со всякой морской мелочью – рачками, моллюсками, ракушками, маленькими угрями. Угрей мы еще ели отдельно, жаренных в масле, их не надо было даже разжевывать. И пили мы при этом белое вино, холодное, легкое и очень вкусное, по тридцать сантимо бутылка. А на закуску – дыня. Там ведь родина дынь.
- Кастильские дыни лучше, - сказал Фернандо.
- Que va, - сказала жена Пабло. – Кастильские дыни – это только срам один. Если хочешь знать вкус дыни, возьми валенсийскую. Как вспомню эти дыни, длинные, точно рука от кисти до плеча, зеленые, точно море, и сочные, и хрустящие под ножом, а на вкус – слаще, чем летнее утро. А как вспомню этих угрей – крошечные, нежные, сложенные горкой на тарелке. Или пиво, которое мы пили с самого полудня из кружек с добрый кувшин величиной, такое холодное, что стекло всегда запотевало.
(Э.Хемингуэй. По ком звонит колокол)
Рыжая кошка белая грудка

Облизнемся

6_Jose-Escofet.-Syir-hleb-i-vino.-holst-maslo
Хосе Эскофет. Сыр, хлеб и вино. 2-я пол. ХХ в. или начало XXI в.

***
– Но лучшая закуска для «Изабеллы» знаете какая? – Он посмотрел на меня с добродушным коварством.
– Шашлык, – сказал я.
– Извините, дорогой товарищ, – с удовольствием возразил капитан и даже вышел из-за барьера, словно почувствовал во мне дилетанта, с которым надо работать и работать. – «Изабелла» любит вареное мясо с аджикой. Особенно со спины – филейная часть называется, – пояснил он, притронувшись к затылку. – Но ляжка тоже неплохо, – добавил он, немного помедлив, как человек, который прежде всего озабочен справедливостью или, во всяком случае, не собирается проявлять узость взгляда. – Мясо с аджикой вызывает жажду, – сказал капитан и остановился передо мной. – Ты уже не хочешь пить, но организм сам требует! – Капитан радостно развел руками в том смысле, что ничего не поделаешь – раз уж организм сам требует. Он снова зашагал по комнате. – Но белое вино мясо не любит, – неожиданно предостерег он меня и, остановившись, тревожно посмотрел на меня.
– А что любит белое вино? – спросил я озабоченно.
– Белое вино любит рыбу, – сказал он просто. – Ставрида, – капитан загнул палец, – барабулька, кефаль или горная рыба – форель. Фью-фью-фью, – присвистнул от удовольствия капитан. – А к рыбе, кроме алычовой подливки и зелени, ничего не надо! – И, как бы оглядев с гримасой отвращения остальные закуски, энергичным движением руки отбросил их в сторону.
(Фазиль Искандер. Созвездие Козлотура)
Рыжая кошка белая грудка

Сладкий октябрьский эль, или Друг другу комплименты

Кто бы что ни утверждал, а комплименты вещь хорошая. Когда тебе в лицо (или заглазно, а потом кто-нибудь передаст) говорят приятные слова, так оно автоматически приятно, а когда гадость - автоматически наоборот, независимо от "правды жизни".
Так что выслушивать комплименты я не против. Другое дело, что отношусь к ним... дифференцированно. Иной и совпадает. А бывает - человек не то что обмануть хочет, подластиться, ну просто видит он так. Пусть. Я все равно вижу по-своему.
Комплименты приходят и уходят из памяти, как всякие не слишком содержательные разговоры.
А бывает, остаются.
Нет, я их не коллекционирую, еще не хватало. Просто помню.
В ЖЖ, кстати, дело было. Давненько уж. Но тоже, кажется, в октябре, потому что о нем и тогда зашла речь. И нельзя было, конечно, не помянуть сладкий октябрьский эль, в каковой жуки падают с дивной избирательностью (о "Заповедник гоблинов"!). Мой собеседник обрадовался. Но вы же знаете, удивилась я. Знаю, был ответ. Я хотел услышать, как вы это произнесете.
Саймак прекрасен. Но эта фраза у меня теперь стоит рядом. И пахнет золотым октябрьским элем.
Рыжая кошка белая грудка

Цена вопроса

В комментах к вчерашнему посту про финансизмы пришелся к слову вопрос: что сейчас можно купить за 300 рублей? Как оценить эту сумму?
И мне вспомнилось, что был у меня пост примерно на эту тему. Поскольку тому посту лет десять с лишним, а тема, пожалуй, не протухла, можно обсудить с заново сложившимся за это время кругом френдов.

Вот оно.

Человечество между тем понемножку отошло от натурального обмена. Привыкло к разноразмерным и разноцветным бумажкам, каким-то таинственным образом их "конвертируя". (А сейчас добавились скользкие разноцветные карточки, а деньги живут где-то в виде чистой идеи.)
При всем при том у каждого из нас сохраняется своя личная, внутренняя единица измерения стоимости любого товара. Все "бумажные" цены рассматриваются в пересчете на эту единицу. Например: сколько бутылок водки стоит этот флакончик духов?.. или холодильник? (А вот в холодильниках, кажется, никто не измеряет - ни разу не слышала.)
Кому не жалко, может, поделимся опытом: какая у кого личная валюта?
головка_3

Облизнемся


Shin Jong Sik. Корея. 2008. Акварель

И словесные виньетки к картине.

Адам немного поел. Никакая рыба, размышлял он, не бывает так же хороша на вкус, как на запах; трепетная радость предвкушения меркнет от этого слишком прозаического контакта с костями и мякотью; вот если бы можно было питаться, как Иегова – «благоуханием приношения в жертву ему»! Он полежал на спине, перебирая в памяти запахи съестного – отвратительный жирный вкус жареной рыбы и волнующий запах, исходящий от нее; пьянящий аромат пекарни и скука булок. Он выдумывал обеды из восхитительных благовонных блюд, которые проносят у него под носом, дают понюхать, а потом выбрасывают… бесконечные обеды, во время которых запахи один другого слаще сменяются от заката до утренней зари, не вызывая пресыщения, а в промежутках вдыхаешь большими глотками букет старого коньяка… О, если бы мне крылья голубя, подумал Адам, немного отвлекаясь от темы, и опять уснул (все мы подвержены таким настроениям наутро после званого вечера).
(Ивлин Во. Мерзкая плоть)
головка_4

Шампанское в лилию

По такой да по погоде возникло давно утихшее желание: выпить шампанского. Холодного, естественно.
Беда не в том, что негде взять, а в том, что - не с кем выпить. Дожила. А в одиночку я его пить не люблю. Просто прохладного вина с водой - запросто, а к шампанскому желателен собутыльник и собеседник. Вот антураж не обязателен, мы с подругой, бывало, могли в тенечке в каком-нибудь дворике устроиться, и на Тверском бульваре доводилось. И ничего, даже милиция не привязалась. Глянули и мимо пошли. Культурные женщины, чего к ним прикапываться.

А вы когда-нибудь пробовали шампанское под сырую сосиску? Не помню, может, уже рассказывала. Ну ладно, будет еще раз.

Решили мы с подругой после работы не сразу по домам разбежаться, а посидеть где-нибудь приятно и поболтать. (Работали мы вместе, но вопреки вечно бытующему мнению о том, что по "конторам" народ ничем не занимается, окромя чаепитий и кроссвордов, дела у нас хватало.)
Пошли в "Лиру", которой тогда еще было далеко до того, чтобы стать первым московским "Макдональдсом". Знаменитым тусовочным местом, может, она и была, еще или уже, но мы не принадлежали к столичной тусовке, поэтому ничего не заметили. Просто кафе-мороженое, которое нам по дороге.
Взяли мороженого и шампанского. Все замечательно. Одна беда: есть хочется, и мороженое как-то не помогает. У вас чего-нибудь покушать нету, может, хлебушек есть, спрашиваем. Нету, говорят, самая тут могучая еда - орешки. Взяли орешков, да толку с них.
Расходиться жалко, так славно сидим. Я говорю: у меня при себе сосиски, в обеденный перерыв купленные, домой несу. Только они же сырые. Подруга говорит: да ладно, они изначально вареные. Давай попробуем.
Хлебнули шампанского, укусили сосиску. Елки, вкусно! Давай еще...
Больше нам этот опыт не довелось повторить, но о том - долго вспоминали и категорически не жалели.

В общем, легко ли быть молодым, не знаю, но что весело - так это точно.
головка_3

Четыре года плавал в море наш корсар

Завтра будет четыре года, как я оставила работу.
Точнее, это она меня выставила. Еще точнее - не она. Работа, то есть партнеры и клиенты, тянули вслед ручки: как же, как же?! Сослуживцы молчали. Они всегда молчат в таких случаях. Провожали, правда, ласково. "А шампанское?.." - заикнулась одна над накрытой (мною) поляной. Сегодня будете пить водку, жестко ответила я. Пусть вы тоже почувствуете вкус этого дня.
Работала я всегда. Как закончила институт, так и. А как иначе? Мы выросли в сознании, что достойный человек - это человек работающий. Разумеется, плюс личные качества. Я и сейчас так думаю.
Что возраст рано или поздно отнимает у тебя это достоинство, это я знала. Но не сейчас, не сейчас, еще не пора!
Нет, сказали, - пора. "Тебе же трудно..." Почему-то я не осталась благодарна за эту заботу.
Ладно. Бог с ним, с моим былым начальством. Я не желаю ему зла. Добра, впрочем, тоже. Оно мне не желало добра. Оно желало добра себе. Я ему оказалась - никак. После двадцати с лишним лет.
Бог с ним.
Только всё вспоминаются два момента.
Когда моя дочка загремела однажды в больницу по скорой, ее шеф поймал меня по телефону на следующий день и допытывался: как там она, да что говорят доктора, да не нужна ли помощь.
Когда однажды загремела по скорой я сама, успев только звякнуть в контору, через минуту перезвонил шеф (вокруг врачи, внизу машина) и допытывался: как надолго эта история, когда я смогу выйти на работу.
Ай, ладно. Все уже кончилось, забудь.
Пусть только завтра будет хорошая погода - и я покажу, что такое свобода!