Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

головка_3

Облизнемся

45_h-20501
Луис Мелендес. Натюрморт с хлебом, гранатами, инжиром и другими предметами. Испания. XVIII в. Холст, масло.

***
Только в Клуб. Только в Клуб! В наш ресторанный зал, обшитый коричневым деревом! В атмосферу прельстительных запахов! За мой столик под крахмальной скатертью! Под крылышко к Сашеньке... хотя нет, сегодня нечетный день. Значит, под крылышко к Аленушке! Правильно, и сразу же отдать ей долг, и заказать селедочку, масляно поблескивающую, жирную, тающую, ломтиками, посыпанную мелко нарезанным зеленым лучком, а к ней три-четыре горячие рассыпчатые картофелины и тут же кубик масла прямо из ледяной воды, и пузатый графинчик (нет-нет, без этого не обойдется, я это заслужил сегодня)... и еще соленые грузди, сопливенькие, в соку, вперемешку с репчатым луком кольчиками, и по потребности минеральной... или пива?.. нет, минеральной... А притушив первый голод и взвинтив в себе настоящий аппетит, мы обратимся к солянке мясной, которую у нас в Клубе, к счастью, готовить еще не разучились, и будет она у нас в тусклом металлическом бачке, янтарная, па́рящая, скрывающая под поверхностью своею деликатесные мяса разного вида и черные лоснящиеся маслины... Батюшки, главное чуть не забыл! Калач! Наш знаменитый клубный калач с ручкой для держания, пухлый, мягкий, поджаристый... и парочку надо будет прихватить с собою домой. Ну-с, теперь второе...
(А. и Б. Стругацкие. Хромая судьба)
головка_3

"Никому не скажу"

Бывают такие вещи, которые, в общем, не то чтобы секреты, но о них ты не хочешь говорить. Слишком личное, или неприятное, или просто не тебе принадлежит и никто тебя не уполномочивал об этом болтать.
И если случайно разговор касается чего-то такого, стараешься сменить тему или в крайнем случае, если уж настойчиво донимают вопросами, приходится говорить прямо: я не хочу об этом разговаривать.
Кто-то понимает и отступается. А кто-то никак не хочет отступиться от вкусной темы и в качестве довода неизменно приводит убедительнейшее: "Я же никому не скажу!"
Презабавный аргумент. То есть выспрашивающий, может, и впрямь готов не разносить дальше (в эту самую минуту готов точно). Или некуда разносить - нет общих знакомых. Но вот не приходит ему в голову такая простая вещь: никто больше не узнает - ладно. Но я не хочу, чтобы И ТЫ узнал. Такая вот обидная штука...
головка_3

Облизнемся

49_TOP15Brafa10
Давид Рейкерт II. Натюрморт с устрицами, орехами и сладостями. Фламандия. XVII в. Холст, масло.

***
– Очень замечательное обстоятельство, сэр, – сказал Сэм, – что бедность и устрицы всегда идут как будто рука об руку.
– Я вас не понимаю, Сэм, – отозвался мистер Пиквик.
– Вот что я хочу сказать, сэр, – пояснил Сэм, – чем беднее место, тем больше спрос на устриц. Посмотрите, сэр, здесь на каждые пять-шесть домов приходится лоток с устрицами. Улица завалена ими. Провалиться мне на месте, но мне кажется, когда человек очень беден, он выбегает из дому и в регулярном отчаянии поедает устрицы.
– Так оно и есть, - подтвердил мистер Уэллер-старший, – и точь-в-точь то же самое с маринованной лососиной!
(Ч. Диккенс. Посмертные записки Пиквикского клуба)


***
Между прочим, если судить по литературе же (художественной), сейчас последний месяц сезона устриц. Как утверждают знатоки, устриц стоит есть в те месяцы, в названии которых есть буква "р". Так что следующей оказии придется ждать до сентября.
Рыжая кошка белая грудка

Разобрало любопытство

Стою у овощного ларька. Вдруг рядом возмущенный возглас:
- Господи, хоть бы не писали, что огурцы Мордовия!
На ценнике действительно: "огурцы Мордовия". С виду самые обычные, среднестатистические. То ли название сорта такое, то ли выращены где написано.
Но меня теперь слегка заело: что такого криминального или противоестественного может быть в этих огурцах? Никто ничего не слышал?
Рыжая кошка белая грудка

Гаврилиада

Добрый френд amigofriend недавно в своем журнале поднял в очередной раз тему "Гаврилиады" (не пушкинской "Гавриилиады", а ильфо-петровской, той, что с одним "и"). Стишки-пирожки про Гаврилу затеяли печь давно, кто ими не развлекался. Уж и осудить успели: дескать, сколько можно. А тема все не черствеет - уж больно приманчива. Только потянешься за мукой, глядь, уже пирожок из-под рук выскакивает.
В общем, стоило amigofriend'у начать, у меня не медленно образовались свои пять копеек (копеечками) в кармане. Бросаю пригоршню на стол:

гаврила был примерным мужем
в законном браке состоял
жену сам лично снял на фото
и подписал добракобра

служил гаврила на театре
на сцену гордо выходил
и бережно двумя руками
он всем надежды подавал

служил гаврила всем примером
за совесть стало быть служил
однажды страхом заплатили
а он не понял вообще
Рыжая кошка белая грудка

Я есть большой замерзавец на свой хрупкий организм (с)

Морозу пора бы уже и совесть иметь, а он растрещался, как дрозд-рябинник. Все радостно подтаявшее опять замерзло, а дома... как пел Высоцкий: "Холодно, холодно, холодно в доме".

Что можно сделать, чтобы не мерзнуть?
Можно поступить поэтически: вот это самое - "затоплю я камин, буду пить..."
Можно разжечь плиту и печь пироги. Очень, очень мило и одобряемо окружающими.
Но как быть, если ты недостаточно аристократичен по натуре (и по возможностям) для упоений у камина, а регулярное печение пирогов грозит треснутой мордой?
Тогда можно проще. Совсем просто.
Взять тюбик зубной пасты "с травами". Ни с того ни с сего лениво поинтересоваться составом. И увидеть в числе прочего: myrrh и eucalyptus.
Мирра и эвкалипт.
Густая, тяжелая синева неба.
Густые, темно-синие тени.
Белый, желтый, красный, раскаленный камень.
Невероятное, немыслимое солнце.
Сухой, горький ветер.
Жарко. Жарко...
Рыжая кошка белая грудка

Облизнемся

19_648422330
Франс Снейдерс (приписывается). Натюрморт с лобстером. Нидерланды. XVII в.

***
Ощипанного гуся самолично отнести на кухню, отдать повару и проследить, чтобы чернослив и курагу для гусиной начинки он замочил в коньяке, а не в сивухе. Гусь готовится долго, а перед тем как его поставят в печь, лучше всего убрать с него лишний жир вместе с кожей, нарезать все на квадратики и растопить на раскаленной сковороде. Как только шкварки зарумянятся, немедля перемешать их с репчатым луком, нарезанным полукольцами, и еще немного подрумянить до хрустящего состояния. Снять их с плиты и пока они остывают, отрезать большой ломоть свежего белого хлеба и выложить на него несколько воздушных солнечных светло-золотистых янтарных, тающих на языке шкварок, опутанных темно-золотыми колечками жареного лука, и посыпать все мелко порубленной петрушкой и укропом. Почему лучше всего для этих целей взять хлебную горбушку? Да потому, что растопленный солнечный золотистый янтарный гусиный жир будет глубоко проникать в крупные поры дышащей хлебной мякоти… Капающую слюну хорошо вытирать припасенной для такого случая салфеткой. Если под рукой есть ледяной соленый или малосольный огурчик, то не держите его под рукой – кладите его в рот. Если под этой же рукой или даже в другой руке обнаружится, паче чаяния, рюмка ржаной или лимонной водки…
(Михаил Бару)
головка_3

Облизнемся

5_Jose-Escofet.-Apelsiny-v-derevyannoy-kadke.-holst-maslo
Хосе Эскофет. Апельсины в деревянной кадке. 2-я пол. ХХ в. или 1-я пол. XXI в. Холст, масло.

***
- Утро, и маленькие волны бьются о берег, и десять пар быков тянут из моря лодку под всеми парусами. Вот это и есть Валенсия.
- Что же ты еще делала, когда не смотрела на быков?
- Мы завтракали в павильонах на пляже. Пирожки с жареной и мелкорубленой рыбой, и перцем, красным и зеленым, и маленькими орешками, похожими на зерна риса. Тесто нежное и рассыпчатое, а рыба так и тает во рту. Креветки только что из воды, политые лимонным соком. Розовые и сладкие и такие крупные – раза четыре куснешь. Мы много их ели. А еще мы ели paella из риса со всякой морской мелочью – рачками, моллюсками, ракушками, маленькими угрями. Угрей мы еще ели отдельно, жаренных в масле, их не надо было даже разжевывать. И пили мы при этом белое вино, холодное, легкое и очень вкусное, по тридцать сантимо бутылка. А на закуску – дыня. Там ведь родина дынь.
- Кастильские дыни лучше, - сказал Фернандо.
- Que va, - сказала жена Пабло. – Кастильские дыни – это только срам один. Если хочешь знать вкус дыни, возьми валенсийскую. Как вспомню эти дыни, длинные, точно рука от кисти до плеча, зеленые, точно море, и сочные, и хрустящие под ножом, а на вкус – слаще, чем летнее утро. А как вспомню этих угрей – крошечные, нежные, сложенные горкой на тарелке. Или пиво, которое мы пили с самого полудня из кружек с добрый кувшин величиной, такое холодное, что стекло всегда запотевало.
(Э.Хемингуэй. По ком звонит колокол)