March 11th, 2019

книга

(no subject)

Кто читал "Катали мы ваше солнце" Евгения Лукина, тот помнит, что, помимо прочих наслаждений, особую прелесть тексту придают топонимика и имена персонажей. Не то чтобы в лоб значащие, но - со смыслом. Взять хотя бы город Сволочь-на-Сволочи (потому что речка тоже Сволочь), деда Пихто Твердятича или розмысла (мастера участка) Завида Хотеныча (хоть оно и Берендеево царство, но роман, можно сказать, производственный).
Ну и вот, есть там среди прочих берендеев такой Докука - красавец, лентяй и великий ходок по дамской части. Особо я в это имя не вдумывалась: Докука и Докука, бабья печаль-забота. Понятно, в общем.

А тут взялась я перечитать "Чумную экспедицию" Далии Трускиновской - и вдруг натыкаюсь на то, мимо чего раньше глаз ухитрился благополучно проехать:

"- А девушка у девушки спрашивала - а и с кем-де, сестрица, ты начивала? А одна-де я ночесь на-а-ачи-ва-ла...
- Ой, лели, лели, на-чи-ва-ла... - негромко поддержали этот полет менее звонкие голоса.
- В полночь лишь приходил ко мне докука, засыкал белу рубаху до пу-у-упа!.. - Тут Демка препотешно нагнулся, показывая, как девка разглядывает опозоренный подол своей сорочки".

О, думаю. Так вот ты какая, в смысле кто таков, Докука.
А ну-ка, где у нас первоисточник?
Разумеется, нашелся первоисточник. В "Сборнике древних российских стихотворений, собранных Киршею Даниловым". Право, он стоит того, чтобы привести целиком. Но лучше все-таки за ширмочкой, хоть малолетки вроде ко мне не заглядывают.

Collapse )