Камышовая Мышь (ka_mysh) wrote,
Камышовая Мышь
ka_mysh

Если помните, у Саши Черного есть небольшая поэма под названием «Песнь песней». Жанр, на первый взгляд – шуточная пародия на тему, заданную названием. Лишь в конце одна всего строфа выдает, что на самом деле это - сатира. И мне почему-то кажется, что вся поэма создана ради этой строфы. Хотя, наверное, от всего прочего автор тоже получил удовольствие.
Но именно в этой ключевой строфе кроется засада…

На всякий случай напомню вкратце сюжет.
Начинается история прямо-таки идиллически.

Царь Соломон сидел под кипарисом
И ел индюшку с рисом.
У ног, как воплощенный миф,
Лежала Суламифь


Далее выясняется, что Суламифь грустит, ибо думает о вечности: великий мудрый Соломон останется жить в памяти людей, а она? Вот если бы Соломон приказал своему меднику Хираму создать ее статую… Царь готов угодить возлюбленной, но слегка ревнует:

У Хирама уж слишком красивая рожа —
Попозировать хочет моя Cуламифь.


Принимается поистине соломоново решение: Хираму в Тир отправлено письмо с распоряжением и – подробным описанием модели.
Проходит некоторое время, и Хирам приводит к царскому дворцу караван. Когда груз распакован, перед любопытной толпой предстает нечто кошмарное:

литое чудо —
Отвратительней верблюда —
Медный в шесть локтей болван!


Оказывается, это Суламифь…
На гнев царя мастер отвечает цитатами из царской же инструкции:

Нос ее — башня Ливана!
Ланиты ее — половинки граната.
Рот, как земля Ханаана,
И брови, как два корабельных каната.


И так далее.
Красавица в обмороке, царь в смущении, но продолжает упрекать Хирама: а чего еще ждать от начальства в подобной ситуации.
Но тут из толпы выступает «пророк Абрам с бородою по колена» и объявляет, что вина, безусловно, тут Соломона, но дело понятное:

не стоит волноваться, всякий может увлекаться:
Ты писал и расскакался,как козуля по горам.


А «Песня песней», конечно же, чудо…
И тут – внимание! – пророк предсказывает:

Но клянусь! В двадцатом веке по рождении Мессии
Молодые человеки возродят твой стиль в России...


Ирония автора (не автора «Песни песней») понятна. Как я уже сказала, мне кажется, что именно к этим двум строчкам он свел истинный смысл стихотворения.
Но.
В двадцатом веке по рождении Мессии – это как? Если я ничего не путаю, двадцать веков назад был рожден отнюдь не Мессия. Появления Мессии те, кому положено, ждут до сих пор. Не знать этого Саша Черный никак не мог. Да, пророк не мог упомянуть никого другого; а поэту было нужно ткнуть пальцем именно в двадцатый век. И вот – то ли он сознательно игнорировал эту нестыковку, чтобы завязать нужный узелок; то ли сам не заметил, что сказал?
Загадка.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments