Камышовая Мышь (ka_mysh) wrote,
Камышовая Мышь
ka_mysh

Category:
Интервью с актрисой Аллой Демидовой на ytro.ru. Нечастое нынче удовольствие в наших широтах. Алла Демидова: Я никогда не играла себя
Наталья РЯБЧИКОВА, 25 октября, 01:36



В рамках Международного фестиваля ВГИК состоялся мастер-класс актрисы театра и кино Аллы Демидовой. Алла Михайловна была во ВГИКе в первый раз, и вопросы к ней у студентов накопились самые разные: как она работает над ролями и почему работает с определенными режиссерами, почему мало снимается в кино и почему ушла с Таганки... Среди вопрошающих была и корреспондент "Yтра".
Наталья Рябчикова: Вы не любите сниматься в кино, или вас просто мало зовут?
Алла Демидова: Меня приглашали много – после фильмов "Дневные звезды", "Щит и меч", после ролей таких сильных, волевых женщин. Скажу честно, в 70-х не было ни одного сценария, который бы прошел мимо меня. Я тогда была слишком разборчивой. Хотя сейчас смотрю некоторые из тех фильмов и думаю: "Сейчас бы я не отказалась". С годами стали предлагать меньше, вообще стало меньше ролей на мой возраст. А если предлагали, то каких-то матерей, теток и так далее – то есть бытовуху. Я терпеть не могу этот быт – ни в жизни, ни в кино, ни в театре.
В кино мне нравится стилизация – в актерском смысле, естественно. Взять, к примеру, "Сердца четырех", где Евгений Самойлов играет советского военного. Таких людей на самом деле не было, они были только в немецком кино или в Голливуде. Но в старых картинах умели так играть. "Я в предлагаемых обстоятельствах" – самый пагубный актерский ход. А стилизация – это значит пропускать роль через другой образ: я играю не Медею, а Сару Бернар, которая играет Медею. Это открыла не я, открыл еще Вахтангов в "Принцессе Турандот". И это работает не только в театре, но и в кино, даже в современных ролях. Просто "я в современных ролях" – это скучно. Для этого нужна личность. Среди актеров личностей мало, их надо искать, а сейчас их не ищут.
Я как-то встретила Гафта, около лифта – это было после "Настройщика", – и он мне сказал: "Ну, старуха, ты, наконец, сыграла нормальную роль, а то все Федры, Медеи..." "Валя, а вы знаете хоть одну актрису, которая хорошо играла бы трагедии?" "Слава Богу, никого". Вот это – разница актерских дорог. Я обожаю Валю Гафта, но он всегда играет Валю Гафта. Но это личность – мне всегда интересно за ним следить. Я – ни разу не сыграла себя ни в кино, ни в театре. Когда в "Электре" Любимов заставлял меня играть свои чувства, я сказала: "Я заболею". И заболела...
Н.Р.: Почему вы решили играть Гамлета?
А.Д.: Главное в роли – всегда нужно выбрать ход, "манок", который до тебя никто не использовал. Гамлетов играли много, но никто не играл встречу с призраком. Представьте, если бы вместо меня вышел умерший, вам знакомый человек – как бы перевернулось ваше сознание. Это вечный вопрос – что за чертой? Он волновал многих.
Если есть дьявол – значит, есть и Бог. Это, мне кажется, и есть главный вопрос в "Гамлете".
Я ушла с Таганки, потому что поняла, что ломается все. Все, что я придумываю, все ломается. Все партнеры, которых я любила, ушли. К примеру, Высоцкий. Вначале он не был таким уж хорошим актером, он был средним. Сейчас в его ранние роли мы уже сами вкладываем все, что о нем знаем, чего там и в помине не было. Но он изначально был хорошим партнером: он играл не себя, а партнера.
Н.Р.: Алла Сергеевна, почему вы предпочитаете работать за границей?
А.Д.: На родине мне не нравится зал. Вернее, то, что нравится сейчас залу, не нравится мне. А то, что нравится мне, не нравится залу. Я подумала – не будем друг друга раздражать некоторое время. Сейчас актер учится играть по треугольнику: "я – партнер – режиссер". Древнегреческий актер играл по вертикали: "я и Дионис". Амфитеатры строились с таким расчетом, чтобы солнце заходило за него, и с заходом солнца умирали герои. Представление шло целый день, зрители ели, пили, спали, любили... Как можно было ориентироваться на такого зрителя?
Сегодня зритель очень нетребовательный. Это, простите, стадо. На него ни в коем случае нельзя обращать внимание. Нужно играть по вертикали, для идеального зрителя, если для вас нет Диониса или Бога. А в кино надо обязательно любить камеру. Камера – это партнер. Не играть на камеру, но знать, что ты ее очень любишь и она тебя очень любит. Вот эта любовь – она и передается на экране. У театральных и киноактеров – совершенно разные методы. Камера не передает этого гипноза, которым обладает актер на сцене. Есть, конечно, какая-то общая основа: актер должен развивать фантазию, пластику, пробовать себя в разных предлагаемых обстоятельствах. Но это нужно развивать на первом курсе. Дальше – нужно развивать личность. Личность – это самое интересное, что есть в жизни. Все остальное – суета.
Редкое сочетание огромного актерского таланта, мастерства (а теперь уже и опыта) и тонкого ума.
Вот только... "Я никогда не играла себя". Не буду спорить, поскольку самой актрисе, конечно, видней, и не во всех ролях я ее видела, но то, что видела, оказывалось очень схоже - внешним рисунком, изобразительными средствами, типом личности. Казалось бы, что общего у королевы Гертруды и, допустим, комиссара из фильма "Служили два товарища"? Почему-то ключевое слово ко всем ее образам у меня получается - "непреклонность"... Хотя вполне могу поверить, что АД была бы хороша и в роли легкомысленной (но не безмысленной) особы в кудряшках и с ямочками на щеках. Но - не довелось видеть ее такой...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments