Камышовая Мышь (ka_mysh) wrote,
Камышовая Мышь
ka_mysh

"Зверинец"

Прелестная крошечная повесть Юлии Галаниной в сентябрьском номере "Если". Просто подарок для всех, кто понимает и ценит книгу и слово, кто умеет и любит следить, как слова сплетаются во фразы, а буквы - в слова.
Даже тем, кто недолюбливает фантастику, должно понравиться. Потому что с одной стороны, конечно, да, фантастика: разве есть в обычном мире заведение, совмещающее в себе функции издательства, библиотеки и цензорского ведомства? И разве книги являют собой обобщенный образ произведения и самого автора? А с другой стороны - всё так узнаваемо...

В мире, где существует это страшноватое заведение, прозванное Бестиарием, отлично понимают силу слова. И совершенно правильно ему не доверяют. Ибо книги - бестии, самые натуральные! "Нападут на человека и в мозг просочатся." Поэтому, дабы не навредили - неусыпный контроль и строгий режим содержания.

Этот самый режим содержания описан с совершенно восхитительным ехидством. Не удержусь от нескольких цитат.
"На каждом стойле табличка висела красивая. Там название книжки писали, чтоб не перепутать. А путь на волю ей перегораживала рецензия: решетка такая. В решетке дверца была, аннотацией называют."
"Принесут с улицы отзыв, и слов-то в нем немного, и составлен простенько, а бестия сразу оживет, перья распушит и давай покамере ходить, красоваться. На товарок поглядывать хитренько. И ворковать, и курлыкать, и что-то из себя изображать."
"Любимый зверь господина укротителя был заслуженный классик. Огроменный. С виду грозный - только ветхий уже, подслеповатый и добренький. На него и ошейника-то не требовалось, так, гриву начешут, накинут поводок - "Глубина содержания, широта охвата жизни и художественное мастерство не имеют равных в мире" - и ведут: народ культурно просвещать."
"Тут в подвал из школы за цитатами пожаловали, вынь им да положь. Ну с ними особо не церемонились - подвели к классику, дергайте, мол, чего хотите. Они прямо через решетку перьев-то с него и надрали, чтобы в учебники повклеивать. Один, правда, лапу оторвал, говорит, нужно увеличивать объем материала. А классику, мол, ничего не сделается, новую отрастит, не впервой."


Однако и на такую продуманную и проверенную систему случилась проруха. А не надо впускать извне кого попало! Мало ли что Умными Словами интересуется. Этот интерес может совсем в неподходящую строну развернуться...
Вот мальчик Мякиш, взятый господином укротителем в помощники, и не смог слушать, как книги ночами в подвале плачут. Сначала пытался потихоньку подкармливать их припасенными отзывами, "где люди пишут "хорошая книжка, спасибо", а потом окончательно понял: тюрьма это, злое место, а он не хочет быть тюремщиком. "Раскрыл подвальные двери пошире, да и пошел по рядам, аннотации распахивая. Будь что будет".
Ну и сам ушел, конечно. В другой город решил уйти. А когда лесом шел, присел отдохнуть под деревом, и начали выходить к нему сбежавшие бестии. Тут-то он и стал с ними знакомиться по-настоящему...

А еще мне очень нравятся самое начало и самый конец повести. Первая фраза:
"Вдоль стены осторожно пробиралось Умное Слово, поджав хвост и семеня мохнатыми лапками."
И хвостик:
"Ему давно интересно было, про что книжка-то. Теперь спешить некуда, и Мякиш начал ее с самого начала: "Небо было почти черным, а снег при свете луны - ярко-голубым. Под ледяным покровом неподвижно спало море, а глубоко в земле, среди древесных корней, всем мелким зверюшкам и насекомым снилась весна..."
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments